Понедельник, 23.10.2017, 11:02
"...Хрупкие дети души..."   стихи и проза Андрея Чернышева
ГлавнаяРегистрацияВход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
 
Категории раздела
Времена курсантские [9]
Записки подводника [18]
Всяко-разно... [9]
 
Друзья и единомышленники
Сайт Андрея и Екатерины Шталь
Сайт Игоря Харитонова
Сайт Вороны Белого
Cайт Екатерины Селюк
Сайт Андрея Шигина
"Пчёлы, цветы и здоровье"
/Сайт Вениамина Новикова/

Стихи Татьяны Чернышевой
 
Анд-Рей на сервере Стихи.ру Андрей Чернышев на сервере Стихи.ру
Анд-Рей на сервере Проза.ру


А.Чернышев на
 сервере Литпричал
 Каталог файлов
Главная » Файлы » Времена курсантские

Отдохнули
07.02.2011, 10:14
Чего только в курсантские годы не происходило…
В голове ещё во всю гулял ветер юности, мозги ни в какую не хотели соответствовать тому, что в них усиленно набивали отцы-командиры и учителя-воспитатели, Устав Вооруженных Сил не в силах был сдержать нашу бесшабашность и ветреность. И молодость гнала нас в неведомое, сопротивляясь добровольно принятому на себя гнёту дисциплины…
Здорово было! Мы ещё не думали о том, что нас ждёт «после…» и уже не вспоминали о том, что было «до…» Мы просто парили в океане чувств, эмоций, сиюминутных желаний…
Нет, в отличие от студентов жизнь нас периодически тыкала носом в реальность, отправляя в наряды, на работы, на практику…
Но разве это может помешать молодости брать своё не благодаря чему-то, а, скорее всего, вопреки всему.

…Было лето, экзамены ещё не начались, практика была далеко, отпуск - тоже, а природа шептала и пела, птички - чирикали, цветочки - пахли, небо - звало на подвиги…
Компания курсантов решила отпраздновать начало лета на природе. Надоела за зиму стрельба шампанским в домашних условиях, гулянье в душных кабачках и походы в гости. Хотелось на волю, в лес, в поле, на речку, к чёрту на рога - только подальше от цивилизации и Питерского смога.
Старожилы Питера наморщив лбы изучали карту городских окрестностей, отыскивая знакомые названия и обсуждая недостатки и достоинства каждого. Потом кто-то ткнул пальцем в голубую лужицу на карте - озеро километрах в тридцати от Питера - и тем самым поставил точку.
- Решено, собираемся на вокзале в пятницу. Палатку, котелки, удочки, сапоги и прочее - каждый тащит на себе. Не забыть соль и спички! - скомандовал кто-то, признанный вожаком.
… В пятницу электричка увезла в пригород ватагу из тринадцати человек, с мешками и сумками, смехом и песнями.
Природа баюкала уставших от учебы и муштры мальчишек. Палатки ставили уже ночью, а с вечера рванули на озеро, залезли по пояс в воду, закинули удочки… Рыба «брала» на всё. Она чувствовала голод пацанов ко всему естественному и дикому, и отдавалась молодости и задору.
Костры полыхали, на них бронзово-алым цветом шипели котелки… Пахло ухой, дымком, свежей травой и жизнью.
Кто-то, потеряв равновесие, с головой окунулся в озеро, отфыркиваясь выполз на берег. С хохотом вся компания стянула с него мокрую одежду и закинула на сосну - «пусть сохнет!». А несчастный купальщик подпрыгивал на одной ноге вокруг костра и его нещадно грызли комары…
Утро встретило компанию птичьими голосами и запахом утреннего тумана.
- Ну, что, братцы, - спросил один. - Пора и отдыхать? Вчера подурачились, теперь нужно организовать всё по настоящему.
Тут же кто-то был назначен кашеваром, с вручением чумички и большущего ножа. Парочка была отправлена в лес за дровами. Трое отправлены в озеро с наказом: «Без рыбы на берег ни ногой!» Ещё кого-то отправили искать лодку вдоль берега, чтобы ловить рыбу «по настоящему». Ну и не забыли про магазин. Двое отправились туда ссыпав в карманы всю наличность, которая была привезена с собой. Список продуктов прилагался.
Магазины тогда в деревнях ещё были и продукты в них водились. Деревня была не близко, топать туда нужно было около часа.
Через пару часов все снова собрались в кучу. И рыба была, и продукты, и костер пылал, и груда дров чернела рядом… Лодку, правда, не нашли.
Вчерашний купальщик в трусах и кепке упрашивал самого шустрого слазить на сосну и достать пересохшие вещи. Тот плюнул на руки, ловко подпрыгнул, обхватил ствол руками, подтянулся. Раздался лёгкий треск. Головы повернулись, рассчитывая увидеть падающую сосну, но сосна стояла как вкопанная. Трещала не она - трещали обтягивающие курсантский зад штаны. Пополам. По шву. Ровно на две половинки.
«Скалолаз» не обратил на это внимание, добрался до одежды купальщика, пересохшей на лапах сосны, весело поскидывал всё вниз и спрыгнул сам. Удачно спрыгнул. Прямо на ноги. Ноги воткнулись в мягкую землю и завибрировали от удара. И тут по ним медленно сползли две половинки штанов, разорвавшие при приземлении пояс.
- Всё! ТЕПЕРЬ БЕЗ ШТАНОВ ЖИТЬ БУДУ! - угрюмо, но громко известил счастливчик.
А штанов действительно больше не было. Откуда у курсанта запасные брюки. Да ещё «гражданские».
Зашивать тоже было нечем и все решили, что «пока походит в плавках а потом что-то придумаем».
Веселье продолжилось.
Не буду лукавить - принесли из магазина и запретный плод. Разлили его по стаканам и кружкам. Выпили,… и ещё,… потом - «За тех, кто в море!». Потом начали поедать всё наваренное и наструганное, потом полезли купаться, разгоняя рыбу и ломая удочки…
Потом, как всегда, показалось мало, и двое отправились в деревню за «добавкой». Тут нужно описать путь, по которому они отправились.
Тропинка виляла между деревьями, уводя от озера и комаров, потом поднялась по пригорку к полю и запетляла «меж хлебов». Ну, хлебов там конечно, ещё не было, но поле было. Преодолев поле посыльные вышли на дорогу, которая вела к деревне и изгибалась дугой, обходя деревенское кладбище.
Чуть сторонясь крестов и могил, парочка легкой рысью добежала до деревни и наполнила в магазине сумки.
С чувством выполненного долга, поглядывая на уже вечереющее небо, они двинулись в обратный путь.
- Матросики? - раздалось вдруг из-за ближнего забора. - Отыхаем?
- Ну, отдыхаем. А что?
- Это хорошо, отдыхать нужно. Небось умаялись от службы-то? - распахнулась калитка и на дорогу вылез старичок в ватнике, кепке, резиновых сапогах и с «Беломориной» в беззубом рту.
- Не без того, - расплылся в улыбке один. Он воспринял прозвучавшее сочувствие, а градусы тянули поговорить.
Второй теребил его за рукав, показывая на часы, тропинку, исчезающую в поле и сумерки, спускающиеся на деревню.
- Эх, помню, я в сорок втором годе, на Балтике шуровал! Немцы меня боялись. Прям так и говорили - «Ахтунг! Семён в море! Их бин капут… Полный!»
Старичок явно врал, лихорадочно водя глазами по выглядывающему из сумки горлышку.
- А отдыхать, матросики, нужно… А как же. Отдохнёшь, выпьешь чутка, покуришь, бывало, самосада…И опять - в бой, на немца. А он, фюлер проклятый, ой как нашего самосада, да самогона боялся!... Эх, сейчас-то я уж не тот. Да и «пензия» маленькая. Ни тебе не пожрать толком, ни покурить. Да и выпить не на что… А хотццца!.. - и старик мечтательно закатил глаза из уголков которых предательски скатились слезинки.
Курсантская душа застонала от жалости и сочуствия. Тут ещё предательски звякнули бутылки и решение выскочило из обоих посыльных одновременно.
- А что, дед? Может по чуть-чуть? С нами? За военно-морской флот и Балтику? Только - чуть-чуть, а то нас ждут!
- Дык, это мы понимаем. Чуть-чуть - это в самый раз и будет. Не откажусь, хлопцы, а за уважение ещё и огурчиков насыплю. Свои - не казённые, - дергая судорожно кадыком и почесывая руки изрек дед, и мгновенно откуда-то из ватника выудил три стакана и головку чеснока…
.. Часа через полтора парочка послыльных, весьма неуверенно державшаяся на ногах, побрела по тропинке в соответствии с заложенным в памяти маршрутом. Смеркалось.
- Слушай, мы и так потеряли время. Там мужики нас уже наверное проклинают, а тут час шлепать по тропинке. Давай срежем? - спросил один.
- Ты чё? Через кладбище что-ли? - поёжившись спросил второй.
- А что - страшно? Не боись, моряку всё по колено! Там и идти-то всего минут пятнадцать. Давай, по быстрому, пока не стемнело…

...Прошло часа три. Стемнело уже. Из деревни никто не вернулся. Встревоженные однокашники оставив охрану у палаток и наказав ей «навтыкать по полной программе, если ЭТИ появятся!», отправилась на поиски. Был обшарен ближайший лес, тропинка и дорога, поле и деревня. Кто-то в деревне сказал, что «каких-то двоих чужаков нелегкая понесла в сторону деревенского кладбища».
Подрагивая от страха и подбадривая друг друга стайка курсантов двинулась к деревенскому погосту. Там они распределились по парам и рассыпались в разные стороны. «Встреча через полчаса!» - скомандовал тот, кто негласно был старшим.
… От могилы к могиле, от памятника к памятнику, от ограды к ограде шарили искавшие - никого.
Вдруг ночную тишину нарушил тихий, леденящий душу вой. Холодея от ужаса и переживая за пропавших, все рванули на звук. Когда их взору открылась картина - кладбище подпрыгнуло от хохота, нарушая покой усопших.
Опершись руками на ограду одной из могил и наклонившись буквой «Г», стоял один из пропавших. Из его рта слышался вой умирающей волчицы, которая уже устала выть, но больше ничего сделать была не в силах.
Приглядевшись можно было заметить, что штаны этого «вурдалака» спущены и в ярком свете луны , не ведомые ранее миру, белеют курсантские ягодицы. А рядом с эти великолепием на корточках сидит второй пропавший и, периодически припадая губами к «потаённому» месту, что-то втягивает в себя и выплёвывает на траву.
Итак раз за разом. Вой, плевок, вой, плевок…
Нахохотавшись вдоволь от увиденного и успокоившись от ожидаемой пропажи беглецов все рванули к месту представления.
- Вы, что тут, с ума сошли? Или перепились до чёртиков? - спросил старший, елё перебарывая смех. - Что творите-то?
Заплетающимися - то ли от выпитого, то ли от страха - языками те рассказали о том, что покинув деда Семёна, они, решив сократить путь, пошли через кладбище. Походка была уже шаткой и скорость упала до нуля. Когда вошли на погост - стемнело. Только луна и светила.
Вот при свете этого источника они бросились преодолевать кладбище. Выпитое прибавляло смелости, но не на столько, чтобы скакать что есть мочи через холмики без «страха и упрека». Дрожа и оглядываясь они летели к тропинке, которая увела бы их в поле. И тут один, перемахивая через ограду ближайшей к нему могилы, в темноте не рассчитал точку приземления. Точнее - приземлился на острый штырь могильной ограды той самой «точкой», которая потом белела, освещая вместе с луной кладбищенскую территорию,.. Со всего маху. Глубоко. С хрустом.
И завыл от боли.
- У-у-у-у! А-а-а-а! Больно…. Теперь ещё и грязь в рану попадет, - бормотал он размазывая слёзы. - Заражение будет... Что делать - то?....
- Я знаю! - икая и покачиваясь ответил второй. - Чтобы яд в рану не попал нужно его оттуда отсосать. И чем раньше - тем лучше! Снимай!
И тут они устроили борьбу с гангреной тем способом, который предстал перед очумевшими товарищами...

…Через несколько часов нужно было сворачивать лагерь и отправляться в город. К смогу, шуму, дыму и пыли, к учёбе и нарядам…
И все засобирались. Что-то побросали, что-то запихали как попало в рюкзаки. Затушили костры, разобрали сооруженные из сучьев и веток навесы и столы, окинули глазом местность и …вспомнили, что у одного из них кроме трусов ничегошеньки нет. Рубашка только…
Порылись они все в своих вещмешках, поломали головы на тему «как из ничего получить штаны», ничего не придумали и разошлись по окрестностям в поисках «чего-нибудь» чтобы до Питера на электричке доехать».
На беду ничего им не попалось. Дед Семён, узнав вчерашних визитеров через окно, калитку не открыл, видимо получил от своей бабки за «войну на Балтике» по полной программе и сидел, хворая, в доме.
В том самом поле, которое ещё не успело зашуметь хлебами, одиноко стояло деревенское чучело. Неизвестный скульптор не только надел на него соломенную шляпу и рваный зипун, но зачем-то приспособил и штаны. Рваные, но лучше, чем у «скалолаза». Взяли их. Ещё у деревенских тёток выпросили иголки и нитки, но справиться с кройкой и шитьем не смогли. Проще оказалось кое-как залатать штаны, снятые с чучела.
Вот так, наотдыхавшись, наевшись рыбы, надышавшись кислородом, продырявив одну ягодицу и вдоволь навеселившись компания вернулась в город. Раненого сдали прямо на вокзале в травмопункт, где врач , бегло осмотрев рану на "пятой точке" изрек философски: "Пил, сразу видно! Иначе бы - ампутировать пришлось..."
Правда вот штаны с «чучела» мешали на обратном пути рассказывать на всю электричку весёлые байки и хохотать на весь вагон. Почему?
А зашили плохо. Прямо через полчаса, как только пришла электричка, при посадке штаны издали странный звук и разъехались на две половины. Только пояс и удержал. Вот так, прячась за товарищей и скамейки,маскируясь под пострадавших от набега диких животных, до Питера и добрались.
Но это разве беда? Вот если бы с разбегу, да на железный штырь. Да ночью, на кладбище…
А штаны новые найдутся... Не в пустыне живём…
Категория: Времена курсантские | Добавил: and-rey
Просмотров: 399 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017

Издательство "Союз Писателей" за счет фонда "Меценат" выпустило книгу:




Электронная версия книги 
  

Календарь

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

           


Проверка тиц