Воскресенье, 27.05.2018, 07:49
"...Хрупкие дети души..."   стихи и проза Андрея Чернышева
ГлавнаяРегистрацияВход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
 
Категории раздела
Времена курсантские [9]
Записки подводника [18]
Всяко-разно... [9]
 
Друзья и единомышленники
Сайт Андрея и Екатерины Шталь
Сайт Игоря Харитонова
Сайт Вороны Белого
Cайт Екатерины Селюк
Сайт Андрея Шигина
"Пчёлы, цветы и здоровье"
/Сайт Вениамина Новикова/

Стихи Татьяны Чернышевой
 
Анд-Рей на сервере Стихи.ру Андрей Чернышев на сервере Стихи.ру
Анд-Рей на сервере Проза.ру


А.Чернышев на
 сервере Литпричал
 Каталог файлов
Главная » Файлы » Записки подводника

Про узлы морские и не только...
09.02.2011, 15:17
Тут на днях слышу: «Говорят, ты на флоте много лет прослужил? А узлы морские умеешь вязать?»
Откровенно говоря, узлы я вязать учился. В курсантской юности. И даже зачёты по этому делу сдавал. Но, потом, уже на флоте, все эти «штыки» и «беседочные узлы» мне, механику, совершенно стали без надобности.
И я про них забыл, как и много чего ещё оставил за пределами ячеек памяти.
Нет, один узел я точно помню. Уж очень он выдающимся оказался.
А было это так…
Во время длительных походов моряку нужно чем-то заниматься, кроме своих прямых обязанностей. Хобби у него должно быть. Пусть неказистое, но - хобби.
И вот, кто-то начинает вырезать из дерева всякие «штучки». Для этого в базе загружает полтонны заготовок и прячет их где-то за каютной обшивкой.
Кто-то собирает дома всю старенькую макулатуру в виде журналов «Наука и жизнь», «Роман - Газета» и прочих, и превращает каюту в типографию по переплёту макулатуры в книги с твёрдой обложкой. Кто-то из корабельных запасов резиновых ковриков вдруг начинает вырезать печати и штампы - экслибрисы. И принимает на это дело заказы от сослуживцев. Кто-то стихи пишет, или рассказы, кто-то рисует всё, что попадается на глаза…
Витька Титов, уже приличного возраста командир группы, слегка лысеющий и в меру упитанный, перед очередным походом заболел йогой. Не то, чтобы хронически, но заболел по-настоящему. Он и раньше не был особенно общительным, да и в силу врожденной интеллигентности не спешил напрягать своими интересами сослуживцев. Просто молча начал читать какие-то книжки с картинками и после ночной вахты стал пропадать в шестом отсеке, которым и командовал.
Сначала никто не замечал этого, потом стали списывать его отсутствие в то время, когда нужно и можно спать, проявлением служебного рвения. «Пора Витьке в комдивы уходить, а не берут! Вот и рвёт жилы, может, заметят!»- шептались офицеры.
Потом кто-то заметил, ЧТО делает ночами в отсеке его командир и по кораблю заговорили о древнем индийском учении.
Кто-то посмеивался, кто-то восхищался его упорству, большинство же - просто не обращало внимания. Дело от этого не страдало, а остальное…
Всё, говорят, хорошо до поры до времени.
Йога - это тысячи всяких поз и позиций, которые ещё нужно суметь скопировать собственным телом, глядя на фотографии и рисунки, напечатанные в той самой книжке, которую Витька читал тайком от общественности.
И он эти позы регулярно, часов в 5 утра, копировал. Как ксерокс.
И как-то раз завязал он свой организм в очередной узел и замер, блаженно улыбаясь, в позе чего-то диковинного. Он пребывал в завязанном узле минуту, потом лицо начало багроветь и появились синие пятнышки на щеках, потом из глаз полились слёзы, и тело начало дёргаться, тщетно пытаясь вернуть себя в естественное положение. Ему казалось, что шевельни он слегка правой ногой, как написано в книжке, и узел рассыплется в одно мгновение. Но сила «завязанности» получилась такой, что Витька никак не мог понять, что нужно сделать, чтобы шевельнуть правой ногой. Он напрягал всякие мышцы, но шевелилось всё что угодно, но не правая нога. Синие пятна на щеках уже сами по себе говорили, что борьба с «морскими узлами», скорее всего, кончится плачевно. Витька попытался крикнуть вахтенного, который дипломатично прятался в выгородке дизель-генераторов, но не получалось. Потому что для издания хоть какого-то звука нужно было напрячь связки, а где они - поза не объясняла. И даже шипение не выходило из перекошенного позой рта...
...Сиди не сиди в трюме, а отсек осматривать надо… Вахтенный высунул голову на среднюю палубу и увидел нечто, отдалённо напоминающее командира отсека, причем - после того, как над ним потрудилась большая корабельная мясорубка. Вахтенный хотел было тихо прошмыгнуть мимо офицера, считая того ненормальным. Он думал, что всё это посинение с завязыванием и дёрганьем непонятными участками тела и есть правильный результат командирских упражнений…
Но тут, тело Витьки, стоящее вертикально на «пятой точке», завернув за голову ноги, руки и саму голову, потеряло равновесие, стало «синее-синего» и с грохотом упало на палубу. Глаза его закатились…
Матрос заорал: «Полундра!» На его вопль спрыгнул вниз вахтенный с верхней палубы, и они вдвоем принялись тянуть за кончики этого человеческого узла, пытаясь распутать не распутываемое.
Матросы йогу не изучали, книжку, которая валялась рядом с посиневшим телом, прочитать не сумели, крикнули по трансляции доктора и продолжили свой «тяни-толкай».
Вот тут нужно сказать, что знание морских узлов им бы, возможно, помогло. Но «подводницкая учебка» не давала таких знаний своим ученикам и на флот приходили мальчишки без освоения основ корабельного дела времён «Петровской флотской школы».
Пока доктор проснулся, пока понял зачем его разбудили, пока добрался до шестого отсека … Всё это время вахтенные по-всякому «пыжились», растягивая конечности синего тела, и периодически в складках бесформенной массы отыскивали пульс, проверяя Витьку на жизнеспособность…
Прибыл доктор, что-то почесал в затылке, посмотрел книжку, глянул на Витьку и сунул куда-то в тело ватку с нашатырём. Тело вздрогнуло, и где-то между левой подмышкой и носком правой ноги открылся глаз.
- Ты живой? - глупо спросил доктор, - Сейчас я тебя распутывать буду, а ты реагируй. Понял?
И потянули они уже втроём - дедка-за-репку, бабка-за-дедку… Но уже по инструкции. И Витька тихо плакал этим своим глазом, или орал благим матом, но рот его был прижат к мягкому месту позой номер "…" и крик затухал не возникнув.
На флоте можно сломать всё. Вот и позу эту, в конце - концов, сломали. То есть - распутали. Витьку кинули в лазарет, куда примчались тут же замполит и особист. И начали нарезать круги вокруг почти бессознательного тела.
Доктор долго колдовал над Витькой и привел его в чувство, но тот, отойдя от всех этих «завязываний», ощутив наконец все части тела, вдруг почувствовал страшную, непрекращающуюся боль в животе. Местный и единственный эскулап поставил ему диагноз:
« Заворот кишок!»
…В центральном посту повисла тишина, когда на вторые сутки после развязывания командира шестого отсека врач сообщил по связи свой вердикт.
После паузы речь командира звучала громко и совсем не торжественно. Привести её дословно не рискну. Не пропустят к печати. Но смысл был в том, что ТАКИХ нужно вообще "… лечить до поступления в училище. И на базе с больным будет проведена ТАКАЯ воспитательная работа, что поза, в которой его застал вахтенный, будет самым простым узлом из тех, что видел в своей жизни Витька". А уж остальные «узелки на память» командир обещал завязать из Витьки и на Витькином теле лично.
Но кричи - не кричи, а на лицо больной, с которым корабельный врач не справится. Нужно всплывать, телеграфировать на берег, просить «Добро» на возвращение в базу, а это «срыв боевой задачи, разжалование командира, отстранение от должности, расстрел перед строем и ссылка в Сибирь». Короче говоря - врагу не пожелаешь. А уж о продолжении командирской карьеры можно будет забыть, и не то что командирской, а вообще - всякой.
И пришел командир в лазарет, напряг всё, что только напрягалось в нём в эти минуты, и ласково так с Витькой поговорил. Объяснил, видимо, сложность момента и возможные последствия. Думаю и про то, как и через что будут лечить Витькин завороток кишок в базе - тоже рассказал. И дал ему срок - или выздороветь за два дня, или дотерпеть пока субмарина, плавание которой проходило под толщей арктических льдов, выйдет на «чистую воду» и будет готова к всплытию и ко всем обозначенным командиром последствиям…
Витька, поседевший и посиневший от своих последних упражнений, вдруг тихо заплакал и отвернулся к стене, зажав больную часть тела обеими руками. Он лежал долго , не реагируя ни на доктора, ни на пищу, которую замполит таскал с камбуза лично, ни на всякие лекарства…
А через сутки он выздоровел. Вернее - перестал жаловаться на живот, а жаловался только на вывихнутые конечности.
ВОт как проявилась сила отеческого командирского слова...
…А когда они вернулись в базу я за одним из ящиков с регенерацией обнаружил книжку по обучению йоге и расспросил все у того самого матроса, что стоял вахтенным во время Витькиных упражнений. Вот отсюда и узнал, как может хобби почти сорвать боевую задачу, и как в корабельных условиях, на большой глубине, под арктическим льдом можно вылечить любую болезнь. Простым командирским словом.
Даже - завороток кишок.
Не говорю уже про развязывание морских узлов.
Категория: Записки подводника | Добавил: and-rey
Просмотров: 543 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2018

Издательство "Союз Писателей" за счет фонда "Меценат" выпустило книгу:




Электронная версия книги 
  

Календарь

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

           


Проверка тиц